Андрей Гришаев (andreygrishaev) wrote,
Андрей Гришаев
andreygrishaev

НОСТАЛЬГИЯ ПО СЕВЕРУ



Ностальгия по Северу часто имеет какой-то особый привкус. Значит ли это, что Заполярье и приполярные области имеют в сознании какой-то особый статус? И как часть арктического таинственного приволья колымские пейзажи очень тревожат душу. Есть в них какая-то пустота, уходящая в неизвестность, откуда нет возврата. Когда движение встречается с неподвижностью - это есть Колыма. Открытость в даль и особенно ввысь и в то же время ограниченность, закругленность, завершенность - больше нечего сказать и думать не о чем. Как будто там - конец всему, как определил такие ощущения Рильке.

Обращаясь к этим воспоминаниям, мысль постоянно старается на чем-то задержаться, остановиться, на чем-то важном, без понимания чего жизнь беспросветна и напрасна, но не может, скользит по краю... Как воспоминание о виденном сне...



Даже трудно понять в чем дело. Для этого нужно не просто побывать на Севере, надо родиться там. Для того, кто родился, вырос там, среди сопок и холодных рек, лиственниц, стланника, карликовых берез-уродцев и помнит неожиданную летнюю жару и прохладу в тени, такой легкий озноб, кто бегал вниз по склону какой-нибудь сопки по мягкому густому мху, отчего возникало ощущение полета, кто срывал твердую подмороженную бруснику или срезал огромные маслята - как из сказки, кто помнит запахи, звуки и ночную тишину, сияние неба и какую-то особенную его прозрачность или же мрачную густую муть - навсегда остается удивительная тайна. Такого нет больше нигде.

Из моего окна была видна тарелка уличного фонаря, такая перевернутая чаша с лампой в центре, и вот она мотается под ветром, мотается и свет ее... На фоне спящих одноэтажных домов метет снег, ночь, зима... Улица поселка пуста и мертва. А дальше во тьме, где иногда чудятся силуэты сопок, пролегает вечный путь в иное измерение...

Детство, проведенное в другом месте, в средней полосе России, в крымских степях или в горах Кавказа тоже вызывает ностальгию, как же иначе. У меня прошло детство не только на Колыме, но и в средней полосе России, и сравнивать я могу - ничего подобного не испытываю по отношению к среднерусской природе и пейзажу - ну да, хочется съездить, побродить, что-то вспомнить... Но именно колымские поселки (живые или мертвые) и природа почему-то притягивают взгляд как магический круг. Может это даже не ностальгия, а нечто иное? Кстати говоря заброшенные поселки Колымы оставляют такое странное ощущение, которое не возникает при виде заброшенных деревень и городов еще где бы то ни было... Итак, если это не ностальгия то что же?


Фото Виктории Жеймо

В науке существует термин "арктическая истерия". Под ним понимается некое особое психопатологическое состояние, характеризующееся помутнением базового, дневного сознания. В результате его изменения происходит контакт его (изменившегося сознания) с другими уровнями психики, психическими мирами или просто иным миром, (что по сути одно и то же). В этом стартовом, исходном, подверженном влияниям "извне" состоянии сознания может оказаться отдельный индивид или группа людей, предрасположенных к нему в силу каких-то неизученных еще особенностей психики.

В этом состоянии человек подчиняется приказам извне, другого человека, или повинуется так называемому "Зову Полярной звезды", настойчивым призывам ее "духов", согласно повериям северных народов.

В своей статье, написанной в виде научного очерка, хотя и несколько хаотичного, (поскольку хаотична и мало изучена сама тема)  http://anton-platov.livejournal.com/55671.html anton_platov дает несколько описаний феномена подчинения "Зову Полярной звезды". «Эффект Зова» – непреодолимая и реализуемая любой ценой (в том числе – ценой жизни) потребность двигаться в конкретном направлении (как правило – на север, к Полярной звезде; реже – по замкнутому кругу).

Свидетельство 1792 года - случай, произошедшимй в районе Шпицбергена и Новой Земли:

"В тот год, уже ближе к концу похода, судно купца Рыбина встретилось в море с полярным сиянием, показавшимся поморам необычно ярко пульсирующим. В трюме судна лежал заболевший цингой сын купца, Алексей. При появлении сияния он словно обрел новые силы, сумел подняться на палубу, несмотря на попытки задержать его, бросился в море и поплыл точно на север – в направлении Полярной звезды. Разумеется, спасти его не удалось: вода полярных морей, мягко говоря, не располагает к долгому продолжению жизнедеятельности…"

А вот еще одно:

"В 1897-1899 годах состоялась первая полномасштабная бельгийская антарктическая экспедиция на трехмачтовом барке «Бельжика» под командованием барона Адриена де Жерлаш де Гомери. Сопровождавшаяся целым рядом проблем и трагических неудач, в 1898 году экспедиция оказалась вынуждена зимовать у берегов Антарктиды. Очередной проблемой оказалось отсутствие на борту должного запаса предназначенного для ламп керосина, и в течение всей полярной ночи только полярные сияния освещали палубу барка. Под светом одного из них Адам Толлефсен, матрос, вошел в состояние АИ (арктической истерии), раскидал команду, пытавшуюся его остановить, едва не разбил топором голову штурману «Бельжики», спрыгнул на лед и быстрым шагом ушел прочь от затертого во льды корабля, следуя одному ему слышному зову. Кто-то из матросов предполагал потом, что Толефсен пешком отправился домой, в Европу, но дело, конечно, не в этом…"

Автор подчеркивает, что в целом состояние "АИ" очень многообразно и многолико и корректного определения этого феномена до сих пор не существует. И отделяет его от банального сумашествия:
"(...) необходимо отметить, что сами народы – носители традиционной культуры очень четко различают АИ и собственно сумасшествие, каковое современный врач мог бы определить как шизофрению; это следует уже хотя бы из того, что для обозначения этих состояний традиционные культуры используют разные термины. (Так, например, у якутов слово "манарик" обозначает АИ и человека в состоянии АИ, но никогда не используется для определения сумасшедшего – для этого есть слово ирбит.)"

Состояние это связано с пребыванием за полярным кругом или в районе его, в зоне действия полярного сияния, и представляет собой неудержимое желание двигаться в сторону полюса. Но самое главное - АИ связана с шаманским трансом. С той разницей только, что шаман сам по своему желанию может делать границу между миром видимым и невидимым более прозрачной или вообще ее разрушить. Человек же, подверженный АИ, ничего не может контролировать.

Антон Платов определяет стадии этого процесса так:

"1) "Присутствие". активация взаимодействия и Иным Миром без нарушения целостности границы. Название заимствовано из традиционной культуры, для которой характерны образные определения данного состояния как "ощущения чьего-то присутствия", "ощущения присутствия духов". К этому ряду образных характеристик относится присущее многим языкам выражение "повеяло вдруг (ужасом, холодом, и т. п.". Любопытно. что выбирая название для первой фазы эпилептического приступа, в определенной степени обусловленной данным состоянием, европейские врачи приняли для нее термин "аура" др. греч. "дуновение"...

2) (...) Граница разорвана, активен канал между реальностями.

3) Шаманское путешествие. Граница разорвана, и часть человеского существа (сознания?) находится за ней.
"

Колымские просторы раскинулись не только за Полярным Кругом, но и гораздо южнее. И все же ясное ощущение Севера четко присутствует там, вплоть до магаданского побережья Охотского моря, особенно в маленьких поселках, где человеческого меньше, чем природного. И вечная мерзлота. И полярная звезда висит над головой. Жестких состояний арктической истерии, глубокого транса и эффекта "зова" здесь не найдешь... И такие сопоставления и параллели может покажутся некорректными и субъективными. И все же... И все же...

Какой-то отзвук иного мира здесь все же явно присутствует. Мягкая, легкая форма зова, выраженная именно в особой ностальгии - слегка подсиненная вода, которую можно отличить от обычной только при определенном освещении. Наверно, люди, живущие теперь в Усть-Омчуге, Транспортном или Сусумане этого не чувствуют, нельзя испытывать привязанность к тому, что всегда под рукой... Но те, кто уехал оттуда навсегда... Каждый уехавший знает, что ностальгия по Северу имеет особенный вкус и власть. Может к этому слабому зову еще примешивается и усиливает его  то радостное и одновременно скорбное чувство, которое выражают римские надгробные надписи эпохи империи: hie situs est patriae (здесь погребен, на родине) или hie quo natus fuerat optans erat illo reverti (желал вернуться в то место, где когда-то родился)...  
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments